Купить книгу

Пастух медведей

стихотворения разных лет
1234567891011121314


Набросок тушью (1990 г.)


ОБЛАКА

Детство встало на розовом склоне
И рукой помахало: "Пока!"
Закружили мне голову кони
И облака...

Как румянец горели зарницы,
Падал теплый снег с потолка.
Закружили мне голову птицы
И облака...

А когда отступило ненастье
И судьба показалась легка,
Закружило мне голову счастье
И облака...

Но когда были загнаны кони,
Гнезда птиц посмывала река,
Таял снег на раскрытой ладони
И облака...

Но когда зло и боль постарались,
Счастье плакало издалека,
Все ушло... Под ногами остались
Лишь облака.

ГОРИЗОНТ

Византийских бровей полукружья
К переносью сошлись и - корят...
Мне страшнее любого оружья
Твой холодный, отточенный взгляд.
Разорву колдовское засилье!
Дым волос только трону рукой -
Рассыпается охристой пылью
Снов моих разудалый прибой...
Вот сейчас упаду на колени
И, целуя каблук сапожка,
Буду биться волной песнопений
О бетонную твердь потолка.
Вот - вскачу на лихого гнедого,
Покидая потерянный рай, -
Вместо самого высшего слова
Улыбнусь, не фальшивя: "Прощай!"
И не мальчиком робким, но - мужем
Вышибаю засов у ворот!
...Византийских бровей полукружья
Предо мною, как горизонт.

* * *

Как встреча коротка -
Все мысли кувырком:
Проносятся века
За окнами - молчком.
Сиреневая ночь...
И я иду, спеша,
По лезвию ножа...
По лезвию ножа.

Как бесконечен путь,
Как надоедлив дождь,
Как холод режет грудь
И выбивает дрожь.
И зелень фонарей
Качается, дрожа,
На лезвии ножа,
На лезвии ножа...

А ты - во тьму, ты - вдаль...
И я кричу: "Постой!"
Прозрачная печаль
Вдруг стала темнотой.
Окончена игра,
Но как скользит душа
По лезвию ножа,
По лезвию ножа.

СКОМОРОХ

По копеечной монете
Набросайте счастья мне:
Благо, что на этом свете
Скоморошество - в цене!
Сыплю шутки из кармана:
Не кричи, что горяча...
Сердце плачет от обмана,
Как от раны, по ночам.
Смех - гримасой вызываю...
Объясните: что со мной?
Почему я разрешаю
Ей смеяться над собой?
Всё твердит, что несерьезен,
Что нескладен, не пригож,
И не знатен, и не грозен -
Не престижен ни на грош...
До чего ж ей надо мало!
Смех рассыплю, как горох:
Смейся, старый! Смейся, малый!
Скоморох так скоморох...

* * *

С какой-то суетою глобусной
Секунды встреч текут в века:
Лежит на поручне автобусном
Её русалочья рука.
И пальцы ломкие касаются
Металла белого слегка...
Как это в память всё врезается,
Чтобы манить издалека.
Такой пустяк: рука на поручне
И смуглой кисти серебро.
Рукав - тяжелым, темным обручем,
И шубки меховой тавро...
За окнами снега цветистые,
А сзади храп и дрызг дверей...
Рука - прозрачная и чистая -
На поручне спешащих дней.

* * *

Ты - как древнерусская парсуна,
Так светла, наивна и чиста...
Но, отвергнув старого Перуна,
Не приемлю - нового Христа:
Был я сам, как прокопченный идол,
Рубленный тяжелым топором,
С деревянным и суровым видом
Смех и боль встречая напролом.
Только дней языческих теченье
Ты замкнула... И в недобрый час
Я впервые принял всепрощенье,
Как религию далеких глаз,
И пошел к неведомому богу
Наугад, не ведая дорог.
Только левую подставить щеку
После битой правой - я не смог.
Обругав друг друга как попало,
Вдруг сцепились помыслы Христа
И богов языческих начало
В жизни той, что только начата.
Я не лезу в бой их правомерный -
Пусть рычат, катаясь по траве.
Для меня одной святою верой -
Те глаза, что тают в синеве.

* * *

Красивых много... Даже слишком много.
Но сердцу мало просто красоты.
И юноши пускаются в дорогу,
С пустынными ветрами став на "ты".
И, значит, остается что-то кроме,
Как говорили предки: "Ясным днем
Невеста в дом вошла - светлее в доме.
Жена вошла - теплее стало в нём..."
А мы всё топчем пыль, сминая версты,
Рвем удила, меняем лошадей...
И с неба равнодушно смотрят звезды
На вечные метания людей.
Как хочется нам девственно-кристальных
Прелестниц, умниц, лапушек...
А что ж?
Хоть сами мы совсем не идеальны,
Но идеал нам вынь да и положь!
А те, чья внешность красками убога,
Кто в стороне от столбовых дорог?
Потупившись, вздыхаем у порога:
"Дай бог им счастья..." Но не щедр бог.
А мы опять в рассветной дымке таем,
Со старой скукой - в новые пути...
И снова ищем. Ищем - и теряем
Ту, что могли и не смогли найти.

ВОЗДУШНЫЕ ЗАМКИ

Все воздушные замки мои
Взяты яростным приступом.
Тех, кто их защищал, повязали
И взяли в полон.
Небеса мои ясные
Стали вдруг дымными, мглистыми,
Всё вокруг - как несбывшийся
Сказочный сон.
Золотые мечты
Вокруг пальца умело обведены:
Мои крылья слежались
В один полосатый матрас...
Мои быстрые кони
Цыганами ловко уведены.
Мои песни застыли
Снежинками брошенных фраз.
Ты ушла...
Ты прошла, словно ливень.
Ты не возвращаешься!
Не кричу... Не зову...
Не кусаю в бессилии губ.
Перед смертью деревья
Печально и гордо качаются -
Зажимаю ладонью
Березовый, розовый сруб...
Ты - любовь, ты - мечта,
Ты - печаль,
Ты - виновница бед моя.
Но, тебя извиняя,
Себе ежечасно твержу:
Ты - как детство...
Ты - юность,
Ты песня - наивная, светлая...
А меня закрутило:
Я вновь от себя ухожу.
По горам, по лесам,
По просторам, глубинам
И отмелям -
От нелепой надежды:
Ушедшую радость вернуть...
Видно, вовремя замки мои
Разорили и отняли:
Впереди - горизонт
И свободу дарующий путь.

* * *

Как маленький кусочек янтаря,
Держу твою ладонь в своей ладони.
А за окном вечерняя заря
И облака кудрявые, как кони.
А за окном такой далекий мир
Течет, переливается, струится
И, разноцветьем разливаясь вширь,
Вдруг преломляется в твоих ресницах.
И сам я отражаюсь в полный рост,
И чувствую себя сильней и выше...
Так отраженный свет далеких звезд
Порой нам ближе, чем звезда над крышей.

  ПЬЕРО

Что загрустил, мой друг Пьеро?
Жизнь - не веселая игрушка.
В ней всё продумано хитро
От космоса до погремушки.
И твой наивный белый цвет
Не защитит на злой планете
От мелкой сети липких бед
И сочных пятен грязных сплетен.
Да и надежней, впрочем, жить,
Имея дом, жену, зарплату,
И мир тихонько подменить,
Себе поставив с краю хату.
У них покой, достаток, тишь,
И только ты - не "сам с усами"
И всё о девочке грустишь,
что с голубыми волосами.

* * *

Не каприз и не притворство -
Ты с названьем не спеши,
В моей жизни каскадерство -
Как спасение души:
Повисаю на балконах,
Трюком в плотный узел свит,
Вылетев из рам оконных
Чьих-то мелочных обид.

Падаю с коней летящих,
Сбив запретные столбы,
Увернувшись от давящих,
Злых копыт моей судьбы.
Прыгаю с мостов железных
Трезвой памяти своей
И пытаюсь бесполезно
Боль забыть на пару дней.

И в любовь, как в дом, объятый
Самым яростным огнем,
Я вбегаю, если платой
Мне - мое сожженье в нём.
Не умею жить иначе,
Каскадер иль скоморох, -
Жаль, что для тебя я значу
Лишь души переполох.

НАБРОСОК ТУШЬЮ

По белой бумаге, глянцем лощеной,
Вожу, как японец, кисточкой черной.
И вот проявляются черною тушью
Людские движенья, костюмы и - души.
Исправить нельзя: есть закон непреложный,
Что тушью набросок стереть невозможно,
Исправить нельзя и украсить в охоту:
Как сделал, так сделал - не переработать.
И движутся люди, под кисточкой тая,
Такие, как есть, а не так, как мечтают.
И черная тушь растекается смело
В сражении вечном меж черным и белым.

* * *

Приключений пьянящая брага
Выводила меня за село.
Что такое - мужская отвага?
Что такое - шелом и седло?
Не удержишь в затворенной келье -
Мне туда, где за взмахом орла
Понеслась с соловьиною трелью
Из кленового лука стрела.
Мне туда, где звенит о шеломы
Быстрых сабель отточенный свет,
Где со смертью так близко знакомы,
Словно братствуют тысячи лет.
Где ветра на кургане забытом
Колыхнули соленый ковыль...
Мне туда, где звенит под копытом
Русских песен далекая быль.

* * *
Ирине С.

Где искать тебя, амазонка?
Привстаю на стальных стременах:
За какой чертой горизонта
И в каких, скажи, временах?
Мир огромный тревожно замер...
Небо взглядом твоим манит.
Вижу след твой в рисунке амфор,
В барельефах афинских плит.
Мне уже ничего не странно...
А в сплетении зим и лет
От заросших степных истуканов
Для потомков один ответ:
"Наши боги суровей прочих..."
Жизнь не сказка, не сладкий сон...
И глядят в мою душу очи
Из горящих седых времен.
...Снова ветер бродячий стонет
На курганах к исходу дня.
И с девичьей серьгой в ладони
Выхожу я - седлать коня.

ВАРВАРЫ

"Вар-ва-ры!" - в хрип переходит крик,
Фыркает кровь из груди часового.
Всадник к растрепанной гриве приник,
Вслед ему - грохот тяжелого слова:
"Варвары!"... Вздрогнул седой Ватикан,
Тяжесть мечей и задумчивых взглядов
Боли не знают, не чувствуют ран,
Не понимают, что значит: преграда.
Город ли, крепость, стена ли, скала,
Что бы ни стало - едино разрушат!
И византийских церквей купола
Молят спасти христианские души.
Но и сам бог что-то бледен с лица:
Страх - как комок обнажившихся нервов,
И под доспехами стынут сердца
Старых и опытных легионеров.
Мутное небо знаменья творит:
Тучи в движении пепельно-пенном.
"Варвары!" Посуху плыли ладьи
К окаменевшим от ужаса стенам.
...Быль или небыль о предках гласит -
Ждет лишь потомков пытливого взгляда,
Как Святослава порубанный щит
На неприступных вратах Цареграда.

КНЯЗЬ СКОЛОТ В ПЛЕНУ

Да, мы - россы или скифы,
Как бы ни назвали нас
Ваши греческие мифы,
Только лучше - без прикрас.
Да, мы знаем: ты - Двурогий,
Повергающий во прах,
И тебе победы боги
Напророчили в боях.
Не смотри, что я - в оковах,
Здесь, вокруг - моя земля.
Отвечай на княжье слово:
Задаю вопросы - я.
Отвечай мне, македонец,
Слышал ли когда-нибудь
Гулкий топот наших конниц,
Песнь стрелы, начавшей путь?
Эх, обидно, что ослаб я -
Бить плененного легко...
Вижу: вас вскормило бабье,
Нас - кобылье молоко.
Весть помчит на сауранах
И - попробуй догони!
Загорятся на курганах
Поминальные огни.
Застучат в степях секиры -
Копья вырастут, как лес.
С нами можно только миром,
Только миром, базилевс!
Шепот нарастал до крика,
Непреклонен и суров,
Но не понял царь великий
Половины грозных слов,-
Переводчики в испуге
Искажали смысл речей...
Тупо стискивали слуги
Ножны боевых мечей.
Но догадка опалила,-
Вздрогнул покоритель стран.
"Коль не гнется перед силой -
Смерть!" - промолвил Александр.
...Звезды тлели, сквозь туманы
Посылая робкий свет.
На сторожевых курганах
Вспыхнул скифских глаз ответ.

СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ

Копье в гортань - дракон прижат к земле,
Возрадуйтесь, зверье и человеки!
Георгий выпрямляется в седле
И верует, что зло сразил - навеки.
Путь к подвигу короче молодым -
У старости ни силы, ни резона.
Георгий - он, еще не став святым,
Карает зло в обличии дракона.
За веком век, среди других икон
Напоминает, что всесилен разум.
Но притерпелся к боли и дракон -
Не дышит, но косит горящим глазом.
Зло терпеливо время ждет свое.
Дождется - беспощадными клыками
Враз переломит хрупкое копье,
Уже почти истлевшее с веками.
И - вырвется дракон!
И, ввысь скользя,
Поглотит всё живущее - навеки.
Заплачет небо, и сгорит Земля,
И хлынут вспять обугленные реки.
Планета - как один большой погост...
Как черный вздох Галактики пустынной:
Под мертвым светом равнодушных звезд
Лишь пустота и пепел молча стынут...
...В соборе ли, в церквушке средь села,
Ни времени, ни устали не меря,
Святой Георгий, не сходя с седла,
Сражается и верит, верит, верит!

* * *

Вражеский топор вбит в избы венец...
А ты встань-повстань, старый мой отец!
И к плечу плечом, не ступить назад,
А ты встань-повстань, раненый мой брат!
Осветилась ночь, сея смерть вокруг...
А ты встань-повстань, мой упавший друг!
Над родным жнивьем бешеный огонь...
А ты встань-повстань, мой усталый конь!
Словно смертный вздох - черный дым cтолбом...
А ты встань-повстань, мой сгоревший дом!
Стук копыт да вой - копья до небес...
А ты встань-повстань, мой спаленный лес!
Мчатся тучи стрел, всё вокруг паля...
А ты встань-повстань, русская земля!
Ликом грозным встань солнца на восход -
А ты встань-восстань, вольный мой народ!


Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100   Частично графика заимствована с обложек книг А.Белянина

&
Издательство Альфа-книга
Информацию об издательстве и книгах можно получить на сайте в интернете:
http://www.armada.ru

Labirint-Shop.ru - ваш проводник по лабиринту книг

 Об авторе   Творчество   Критика   Творчество поклонников   Форум   Чат   Магазины    Купить книги Андрея Белянина 

SMS рассылки
WEBSMS
Уникальный мультифункциональный платный сервис
для организации автоматизированных и массовых sms рассылок



© 2008-2016   A.Belyanin
Design, hosting, support WEBSMS ©     All rights reserved